Главная » Статьи » История

Спаситель бесценных полотен Айвазовского. Где же наша благодарность?


Спаситель бесценных полотен  Айвазовского.  Где же  наша благодарность?

В самом центре  города с многовековой историей Феодосии, там, где  шумит  ну прямо, почти - что  ни на есть  восточный базар, где вам предложат, начиная от сладчайшего граната и заканчивая  золотистым виноградом все на свете, только купи.  Буквально в  какой-то  сотне метров   от  центральной автобусной остановки, есть  очень особенное  место за небольшим ограждением и  воротами,  словно в таинственной сказке выполненные  в готическом стиле известным скульптором выходцем из Турции Яни-Фока.

Здесь находится  совсем другой мир, другое измерение. Сюда жители ходят, только раз в году, в день поминовения усопших.  А, в другое время  в основном на сегодня туда забегают    горе- молодежь, чтобы  попробовать «волшебного зелья» или еще по какой причине.… Да  плюс редкие любопытные заезжие туристы, которые, не углубляясь   в дебри этого  особого  места, сделают ряд фото на память, на фоне серых камней, покрытых от старости  мхом.  Ведь это территория старинного  Всесвятского кладбища.

Когда-то, до 70-х годов  прошлого уже  20 –го столетия,  здесь в годы Советской  власти хоронили  самых знаменитых феодосийцев. Среди них были военные, ученые, лауреаты Сталинских премий, Герои Советского Союза, писатели и   художники. Всех и не перечислишь. Кладбище действительно очень старое,  и точно даже дату основания его не скажешь. Кладбище претерпело, а точнее   натерпелось множество испытаний за прошедшие сто  с лишним лет.

Старожилы Феодосии не понаслышке знают, что, в планах  на месте кладбища партийные работники хотели разбить в свое время Парк культуры и отдыха! Но, слава Богу! Обошлось…

В свое время, к  большому сожалению, ныне  уже  покойный   талантливейший феодосийский краевед, прекрасный человек и педагог Ростислав Степанович Лихотворик  подробно описал и даже издал на свои кровные несколько книг, где были описаны им все захоронения Всесвятского кладбища. Этим  замечательным неутомимым человеком была проведена колоссальная работа, которая так и не была по достоинству оценена нашими современниками. Видимо время еще не пришло…

С Ростиславом Степановичем мне  посчастливилось встретиться  и вместе работать над раскрытием тайн города несколько лет. И вот об одной из этих тайн мне хочется с Вами поделиться…

На северной границе этого старинного кладбища, буквально в нескольких метрах от забора, где в 20  метрах  бурлит жизнь Гостиного двора, стоял  когда-то памятник из гранита, высотой почти в  два метра. Памятник   на могиле, выглядел, словно  непрочитанная книга, на которой были начертаны имена   известного семейства Барсамовых - Николая  Степановича и Софьи  Александровны.  Увы,  то ли стихия, то ли вандалы несколько лет тому назад превратили эту « книгу жизни» в прах. Памятник в какой-то момент, практически в одночасье  был разрушен по злому року.

Мне часто, приходилось на  это кладбище заходить,  для уточнения дат жизни  знаменитых людей Феодосии, о которых нет биографических сведений, и как-то все время дорожка меня приводила на это забытое Богом и людьми место-могилу спасителя бесценных полотен Айвазовского в годы  страшной войны.

В ноябре 2008 года   в тысячах километрах  от Феодосии, на брегах туманного Альбиона, в Англии, был снова   очередной ажиотаж.  На   мировом  аукционе антиквариата и культурных сокровищ  Сотбис  были выставлены  на продажу сразу несколько значимых работ Айвазовского «Штиль», «Среди волн», «Закат на крымском побережье, «Вид на Константинополь и Босфор» оценочная стоимость  которых составляет 3 миллиона фунтов стерлингов (1 миллион 950 тысяч долларов). То есть арифметика проста в среднем минимальная цена картины Ивана Константиновича – стоит  около 650 тысяч долларов!

Если верить официальной информации, на сегодня в Национальной картинной галереи Айвазовского хранятся  и экспонируются 417 полотен мариниста первой величины! Стоимость этого сокровища можно посчитать - 27 миллионов 105 тысяч долларов США! Действительно это бесценный дар нашего земляка, который он завещал городу, где он родился и вырос.

Зачем я привожу эти сухие, но умопомрачительные  цифры манящего  золотого долларового тельца, а вот по какой причине. Не было бы этого у нас сокровища,  если бы не-подвиг одного человека – имя которому Николай Барсамов -  хранитель и  первый директор картинной галереи  имени Айвазовского(1923-1962),второй Почетный гражданин Феодосии после Ивана Константиновича Айвазовского.  И об    этом человеке и его так и неоцененным  по достоинству нынешнем поколением  феодосийцев  подвиге,   мой рассказ.

69 лет тому назад,18 октября 1941 года началась  Крымская оборонительная операция, которая длилась  до 16 ноября 1941 года. В сентябре войска немецкой группы армий «Юг» нанесли поражение советскому Юго-Западному фронту восточнее Киева. Цель  фашистов была одна  захват Донбасса  и Крыма. 18 октября немцы начали  массированное наступление. Немцы  имели значительный перевес на этом участке фронта .

20 октября 1941 года  были прорваны Ишуньские позиции. Не имея в степной части Крыма  подготовленных рубежей, которые можно было бы использовать  для обороны, части Красной армии в Крыму оказались в тяжелейшем положении. До сдачи Симферополя фашистам оставалось  каких-то десять суток.

Уже в  июле 1941 года в соответствии с указанием Ставки Верховного Главнокомандования  началась массовая эвакуация из Крыма населения, техники, культурных ценностей. Эвакуация из Крыма была не легкой.  Пропускная способность участков  железных дорог была недостаточной, и отсутствовало необходимое количество порожних вагонов и погрузочных механизмов. В этих условиях и, несмотря на близость фронта, только с 7 по 31 августа работниками Сталинской дороги было отправлено в тыл из Приднепровья и Крыма 54000 вагонов с эвакогрузами и населением - значительно больше, чем это было предусмотрено планом, установленным правительством на вторую и третью декады августа 1941 г.

В связи с приближением фронта в июле 1941 года начинается ограниченная эвакуация, а 26 августа Союзный совет по эвакуации разрешил организовать в 5 городах Крыма эвакопункты, в том числе и в Феодосии. Предполагалось эвакуировать 85 тысяч человек . 12 сентября немецкие войска вышли к Перекопу, и покинуть Крым стало возможно лишь морским транспортом через Керчь, Феодосию и Севастополь под постоянными бомбежками вражеской авиации.

В Феодосии на то время не было крупных предприятий оборонного значения. Были вывезены  только часть оборудования табачной и консервной фабрик и их коллективов. Из Феодосии  на 1 ноября эвакуировались 3880 человек, в том числе 1530 евреев. А 3 ноября 1941 года в Феодосию вошли немецко-фашистские войска. 

Спасение полотен Айвазовского до вступления  фашистов в Феодосию подробно  описал сам Николай Степанович Барсамов. Чудом сохранились  и дошли до нас  те уникальные документы того сурового времени, его  личные записи воспоминаний 1968 года. Некоторые  переработанные воспоминания я предлагаю Вашему вниманию.

С форсированием немецко-фашистскими войсками  реки Днепр стало ясно, что  необходимо начать подготовку картин  к эвакуации.

В начале августа 1941 года  было получено распоряжение Комитета искусств ССР о подготовке самых ценных экспонатов галереи к эвакуации. К определенному сроку должны были быть сожжены все корешки билетных книжек и подробные инструкции о том, каких норм  следует придерживаться при  накатке картин на валики и упаковки их в ящики. Все это держалось в строжайшем секрете.

В августе   Николай Степанович получил трагические известие о гибели на фронте его единственного сына Владимира – студента  Московского  художественно- промышленного института. В  такой тяжелейшей морально обстановке   и пришлось работать директору галереи.

Было решено, Горсоветом вывозить  сразу всю коллекцию Айвазовского. Были упакованы и картины временной выставки в Симферополе.

В середине сентября все было упаковано в 16 ящиков для отправки вагоном  в Новороссийск, а  там,  вглубь  страны. Никто из работников галереи не мог сопровождать галерею в эвакуацию (огромную помощь в упаковке картин оказал  краснодеревец Аккерман, который остался в Феодосии  и был расстрелян фашистами). Время к этому моменту  транспортировать коллекцию картин  по железной дороге  было,  уже упущено… Немцы захватили  порт Геническ. 29 сентября Барсамова вызвали срочно  ночью в Горсовет  и сообщили, что  завтра  теплоход « Калинин» (капитан Н.Ф. Иванов) будет уходить из порта с картинами Айвазовского. И больше транспортов не будет. Немцы к тому моменту прорвались  на Арабатскую стрелку у Геническа, где были остановлены  частями морской пехоты.  До Феодосии  оставалось, каких-то 30 километров…  Теплоход должен был отчалить от феодосийского причала  с наступлением сумерек. Все свое имущество и домик, Барсамовы  срочно оставили на попечение  племянницы Айвазовского – Нине Александровне, что было оформлено ими  нотариально. Барсамову были выписаны  удостоверение и полномочия на доставку коллекции в Краснодар и чек на расходы в 5000 рублей. Барсамов заранее попрощался с друзьями и товарищами. Николай Степанович  в последний момент  сдал в сейф Госбанка юбилейные подношения Айвазовскому - кожаные и бархатные папки с адресами украшенные серебром и золотом. Все эти операции прошли со скрипом, но все, же благополучно закончились. Но начались новые испытания и проблемы - транспортировка груза из галереи на пароход. На помощь пришли военные  с  молодым инженером Горсовета – Кавериным. Ключи от  своего рабочего бюро Барсамов  накануне отхода  Барсамов передал  Петру Никифоровичу Заболоцкому-сотруднику краеведческого музея. Но на этом трудности не закончились - впереди  били проблемы с выпиской пропуска у начальника порта (кстати, немецкий агент). У ворот порта  Барсамов встретился с  К.Ф. Богаевским  (погиб в Феодосии в 1943 году), где они попрощались. В это момент на теплоход грузили имущество  воинской части с аэродрома, имущество консервного завода, раненых из военного госпиталя. Были  замечены  и элементы паники среди пассажиров и желающих, эвакуироваться, которые были решительными действия  пресечены. Погрузка была задержана. Уже стемнело. И здесь помогли  уже военные летчики,  которые загрузили ящики галереи на борт судна. Впереди  Барсамова ждало еще одно испытание - попасть на « Калинин». Слава Богу, помог на тот момент  начальник Феодосийского военного госпиталя, который  увидел все семейство  и дал возможность подняться на борт теплохода.  Судно отчалило  и   взяло курс на Новороссийск. На подходе к мысу Мысхако  произошел налет немецкой авиации, от которого отбивался арт-огнем эсминец эскорта. Днем судно благополучно сумело войти  в Новороссийский порт. Договорившись с капитаном теплохода  бесценный  груз, было решено выгружать на военных причалах, где уже находилось в огромных количествах имущество  из Одессы, Херсона и Николаева. Картины И. К. Айвазовского были благополучно доставлены  в Новороссийск. Но возникла другая проблема - где найти пустой товарный вагон? Уже  отчаявшись, Барсамовым,   на счастье,  повстречался  инспектор ЮЖД  Александров. Поделившись своими проблемами,  должностное лицо  выделило  товарный   вагон, где в эшелоне ехал  медперсонал. Через 30 минут эшелон должен был начать движение в Краснодар. Огромный кран  срочно по команде начальника эшелона загрузил ящики с картинами в  последний вагон состава. Вскоре поезд тронулся  и к 14.00 Барсамовы были уже в Краснодаре, где семейная чета обратилась в Художественный музей, к директору  Осипову  и хранителю Богоявленскому. Так были временно размещены в надежном месте бесценные полотна. Через некоторое время была развернута выставка работ великого мастера. Но  в середине октября 1941 года немцы уже бомбили Краснодар. Необходимо было продолжить эвакуацию. К этому моменту у Николая Степановича было на руках письмо  Совета Народных Комиссаров  Армении с ответом на просьбу  принять эвакуированную галерею из Феодосии в Ереване. Но были и противники этого маневра -  в лице начальника  ОБЛ. комитета искусств, который предлагал вести картины  отправить в Сталинград, когда Ростов был  уже занят, а Кубань подвергалась бомбардировке со стороны немецкой авиации. Путь на север был уже отрезан.

В это время Софья Александровна сумела подобрать «ключик» к  начальнику  ОБЛ. комитета искусств - показав ему монографию Николая Степановича  о творчестве Айвазовского. Утром  вагон был дан! И вечером картины были погружены в  поезд и состав  тронулся. Впереди  их ждали  еще испытания - Махачкала, Каспийское море и удивительный город Дербент, и Баку.

5 ноября Барсамовы благополучно прибыли в  Ереван, где была организована для них совсем неожиданно  для них самих  очень  радушная и сердечная  встреча с музейными работниками и директором  картинной галереи  Рубеном  Григорьевичем   Дрампян(1891-1991).

Срочно было собрано  совещание художников, музейных работников,  где был сам  выдающийся армянский и советский живописец-пейзажист, график и театральный художник Мартирос Сергеевич Сарьян(1880-1972), представители ЦК партии. Через полчаса все организационные вопросы были разрешены. Барсамовым  был предоставлен прекрасный  гостиничный  номер в « Интуристе». Николай Степанович и Софья Александровна были зачислены в штат музея, обеспечены  продовольственными карточками высшей категории. Но, самое главное - бесценная коллекция была спасена (в начале ноября 1942 года  в Керченском порту  после жестокой бомбардировки  сгорели ящики коллекций Симферопольской картинной галереи,  Алупкинский Дворец-Музей, Ялтинский Краеведческий музеи были разграблены фашистами).

Николай Степанович в это время активно приступил к подготовке большой выставки картин Айвазовского, открытие которой вызвало  потрясающий успех. Барсамов начинает снова творить как художник. За  три года им были написаны  ряд тематических картин, много портретов  и натюрмортов.

Весной уже 1944 года  немцы были отброшены за Днепр.13 апреля освобождена Феодосия. Последствия оккупации  Феодосии были ужасающие. Дом  Айвазовского хоть и уцелел, но был сильно поврежден и требовал восстановления. Дом Барсамова  превратился в « коробку», все было разграблено, а Нина Александровна Айвазовская умерла в Старом Крыму, куда она была выслана оккупантами. Только в середине октября 1944 года было получено разрешение  на реэвакуацию, когда наши уже рвались к Городу – герою Одессе. Перед отъездом работники галереи дали шикарный по меркам военного времени банкет в честь Барсамовых.

 

Обратный путь лежал через Поти, Сухуми, Ростов на Дону. И длился он две недели. И вот она многострадальная Феодосия. На протяжении 3 километров, как вспоминает Николай Степанович от станции  Сарыголь (Айвазовская) до  центрального вокзала  уцелел один только дом и  еще один – дом Айвазовского!  Зданий на  набережной  города  просто не было… Берег  полностью  опутан колючей проволокой, кругом  цепи дотов, разрушенные фундаменты орудийных батарей на берегу моря.  

Барсамовы прибыли в Феодосию 5 ноября 1944 года. На набережной уцелело только  шесть домов! Внутри дома Айвазовского – сохранились только ободранные стены, потеки дождевой воды повсюду, вместо стеклянного перекрытия положены строительные стружечные маты, штукатурка стен и потолков  обвалилась, оконные и дверные просветы сорваны. Мостовая вокруг дома была разворочена и кругом следы  авиабомб. Встреча  днем в  Горсовете  Софье Александровне была не ласковой. И  только нормально отнеслись к Барсамовым моряки  – черноморцы. Через 15 минут  во двор галереи въехала машина с тремя матросами в кузове. Через два часа ящики с  бесценными картинами были уже выгружены во внутренний двор дома Айвазовского.

Пришлось все начинать с нуля.  Помогали,   чем могли работники Краеведческого музея. Зима 1944-45 года как некстати  наступила ранняя и суровая. Феодосийский залив постоянно штормовал, и волны выбрасывали на берег якорные мины, которые постоянно рвались, сотрясая крепкие стены дома Айвазовского. Ветер свистел в окнах,  обращенных к морю. В такой обстановке Галерея Айвазовского вступила в новую эпоху своей жизни.

Барсамовы через некоторое время решили зайти в дом К.Ф. Богаевского,  но дом был полностью  превращен в закопченный сарай. В пустых комнатах окна были заколочены, в них находились куры, на кухне жила какая-то престарелая супружеская пара, не проявившая восторга при встрече с ними. Пол мастерской был усеян на втором этаже обломками гипсовых слепков, обрывками бумаги, письмами, в окнах не было стекла, рамы - вырваны.

В это время Галереи  была  нужна как воздух внушительная помощь- вагон специального выставочного стекла для фонаря главного выставочного зала. И Барсамов сумел открыть  все-таки выставку, параллельно  приступив к ремонту главного выставочного  зала.  

Стройматериалов  практически не было в послевоенном городе. Была срочно подключена ремонтно-строительная контора в лице товарища Кузнецова и Ульман. Руководство города в лице Владимира Ивановича Миронова  сумело мобилизовать  все феодосийские предприятия на главную задачу по восстановлению здания галереи. Работа сдвинулась с мертвой точки. В основном рабочая бригада состояла из молодых  девчонок, но ремонтно-восстановительные работы продвигались быстро. В начале апреля ремонт  верхнего этажа  был закончен. К этому времени был проведен монтаж картин.

2 мая 1945 года в Феодосии была, открыта большая выставка картин Айвазовского и даже был выпущен каталог к ней. Открытие выставки было настоящим  праздником  для Феодосии. 117 картин Айвазовского вновь  были представлены   на открытой  выставке.

Известие о возвращении коллекции галереи Айвазовского молниеносно облетело весь Крым. На одном из  военных аэродромов под Симферополем  летчиком  майором Черныш был обнаружен мраморный бюст Айвазовского работы скульптора Леопольда Адольфовича   Бернштама(1859-1939)-автора памятника Петру I на Адмиралтейской набережной (Санкт-Петербург) утерянный при погрузке на теплоход « Калинин», который благодаря усилиям Николая Степановича Барсамова,  вновь был установлен на его законное место в доме маэстро. В 1945 году  в Галерею поступили  в результате розысков из Симферополя  сразу 180 работ К.Ф. Богаевского, которые фашисты намеревались вывезти в Германию. Комитет искусств РСФСР передал Галерее папку с 60 рисунками Айвазовского, приобретенная  в Москве в Антиквариате.  Все это нужно было  еще регистрировать, учитывать, проводить профилактику и реставрацию. Вернулись из Московского Госбанка  драгоценности  Айвазовского, которые проделали длинный путь  из Краснодара, в Новосибирск, Москву и вновь в Феодосию. Но были потеряны  навсегда друзья  Барсамова  -  Володя Шепель, Жора Могильный, Александр Засадко, Николай Панченко, Петр Новиков, Володя Барсамов, Виктор Коробков и В. Советов. Все они погибли в борьбе с врагами…

Сразу после  окончания войны Николай  Степанович Барсамов  по представлению  Академии Художеств СССР  был  удостоен высокой награды Орденом Трудового Красного Знамени (это была первая орденская награда музейному работнику в СССР), а так же медалью « За доблестный труд    в  Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.  А в год победы над фашистской Германией Барсамову  было присуждено звание Заслуженного деятеля искусств Крым АССР.

Николай Степанович  Барсамов- второй после  Ивана Константиновича Айвазовского Почетный член города Феодосии скончался  на 84 –и году жизни  10 апреля 1976 года, на пять лет раньше  ,6 сентября 1971 года, в возрасте   71 –го года  умерла  его верная спутница жизни Софья Александровна. Два прекрасных человека наши свой вечный покой на  Всесвятском кладбище,    далеко в стороне от Центральной Аллеи. Хотя они достойны были места  упокоения  не на  окраине кладбища,   где  в двух шагах мусорная свалка. И достойны были  настоящего памятника! Не удивительно, что до сих пор    нет памятника на могиле  художника Константина Федоровича Богаевского в Феодосии. Тоже наверно не заработал…

Великий  маэстро Иван  Константинович Айвазовский  в конце своего жизненного пути сказал о себе: «Счастье улыбнулось мне».  Его творчество было удачно и после смерти великого мастера. И  красоту  полотен  великого мариниста донес  до нас именно Николай Степанович Барсамов,  который спас    их  вначале самой страшной на памяти человечества войны. Воздадим ли мы когда-нибудь  потомки, тем, кто шел во имя нас ныне живущих  на смерть,  нашу благодарность, за спасение великих полотен Айвазовского семейству   Барсамовых,  или так и будем  продолжать петь  только дифирамбы на их   «могиле», которая разрушена  и всеми забыта? Наверно  это и есть наша благодарность…       То, что нас ждет тогда впереди? А может надо  обсудить  да  и организовать сбор средств     для  почетного  перезахоронения   останков  этих  замечательных людей  на центральную Аллею Всесвятского кладбища и  поставить им достойный памятник. Неужели они не достойны   нашего уважения и памяти?  Ведь они  для нас  спасли бесценные полотна Айвазовского! В противном случае, все могло сложиться  совсем иначе. И  Феодосия  была бы духовным банкротом  на века…  

Увы. Не на мажорной  ноте заканчивается  мой рассказ  о жизненном пути этих прекрасных и удивительных людей, которые были  и будут  оставаться  гордостью Феодосии! ( Примечание автора: В 2012 году усилиями  мэра г. Кронштадта  и помощью со стороны мэра Феодосии был восстановлен на могиле Барсамовых  памятник в Феодосии).

Константин Виноградов

Категория: История | Добавил: Misha777
Просмотров: 2709







Группа нашего сайта в контакте. Подписывайтесь!

| Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут все пользователи ВКонтакте или зарегистрированные пользователи нашего сайта.
[ Регистрация | Вход ]